Сергей Летов: «Искусству благоприятствуют вызовы»

 

В последние годы выдающиеся артисты редко радуют своими визитами донецкого слушателя. Приезд популярного российского саксофониста-мультиинструменталиста Сергея Летова это большое событие для Республики. Сегодня, 11 июня он выступит совместно с вибрафонистом Владимиром Голоуховым в Донецкой государственной академической филармонии.
Сергей Федорович давно не посещал Донецк, с корреспондентом «Донецкого времени» он поделился своими впечатлениями о городе, рассказал о проекте «Оборона Севастополя». Не обошлось и без вопросов о его знаменитом брате – Егоре Летове.
Роз стало поменьше
– В последний раз вы приезжали в Донецк около 10 лет назад. Насколько все изменилось здесь в ваших глазах?
– Большую часть времени я нахожусь в отеле и в филармонии. Немного гулял по центру города, также мне показывали Киевский район и грандиозные разрушения. Бульвар Пушкина, например, выглядит примерно также как и 10 лет назад, не хуже. Так как я здесь всего два дня, довольно трудно делать сравнения, но здесь, в центре резко в глаза ничего не бросается. Конечно, желто-голубых флагов теперь нет, но и роз стало поменьше. Я вспоминаю запах роз, который был здесь вокруг, тогда улица Артема казалась немного более праздничной.
–  Почему такая долгая пауза между приездами?
– Переговоры велись очень давно. Еще в 2014 году донецкий поэт Владимир Скобцов писал мне, что было бы замечательно, если бы я приехал. По независящим от меня обстоятельствам, проект «Оборона Севастополя» тогда не получалось представить: был занят мой постоянный партнер Владимир Голоухов. Другой проект я не очень видел тогда здесь, казалось, что в городе, где идут бои, нужна веселая, либо жизнеутверждающая музыка, такая как в проекте «Оборона Севастополя». Казалось, «заунывную» музыку не время привозить сюда. Потом шли переговоры в 2020 году, и даже наметился приезд на январь. Но все наконец-то решилось, когда написал директор филармонии Александр Парецкий и пригласил в Донецк.
Современная музыка и немое кино
– Расскажите подробнее о проекте «Оборона Севастополя». Как родилась идея?
– Вместе с Владимиром Голоуховым мы озвучиваем первый русский полный метр приблизительно с 2008 года. Все началось благодаря тому, что московско-берлинский художник Виктор Николаев стал приглашать меня к участию в некоторых проектах, где он в начале 2000-х занимался видеоживописью – это были абстрактные рисунки, которые выводились на экран вместе с фрагментами немых фильмов. Однажды, один из его постоянных партнеров принес фильм «Оборона Севастополя». Уже никакой видеоживописи нет, но я увидел в этом фильме возможность для музыкального озвучивания. С этого и началась работа. Впервые мы с Владимиром Голоуховых показали фильм в одном из московских клубов. В 2011 году федеральный канал «Культура» предложил озвучить его для центрального телевидения. Потом началось турне, сначала по России, а потом уже за рубежом: в Брюсселе, Мадриде и многих других странах.
Это современное музыкальное сопровождение, не похожее на то «топёрство», которым сопровождались кинофильмы в начале XX века. Владимир Голоухов играет на миди-виброфоне. На протяжении нескольких лет я использовал различные синтезаторы и контроллеры. В настоящее время использую аэрофон Roland AE-10, также ноутбук и различные другие контроллеры. Преимущественно это будет электронная музыка, но в одном-двух эпизодах я играю на флейте. На всякий случай беру с собой сопрано-саксофон, потому что электронная техника бывает непредсказуема. Чувствую себя увереннее, когда со мной есть еще и надёжные инструменты.
– То есть нас ждет импровизация?
– Частично. Основательно подготовленная импровизация. Каждому эпизоду фильма соответствует определенная звуковая дорожка, которую я запускаю на компьютере, но при этом я еще и импровизирую на духовых инструментах. У Владимира также заготовлена вполне определенная музыка на миди-виброфоне, но он тоже фактурно заполняет её импровизацией.

Об искусстве в ДНР
– Вы участвовали в записи альбома донецкой панк-группы «Цирроз». Есть ли в планах еще сотрудничество с донецкими музыкантами?
– В дальнейшем все вполне возможно. Но сейчас я приехал всего на два дня, и у меня все время загружено. В этот приезд никаких работ у меня не будет, но в будущем все возможно. Сейчас размышляю о совместном проекте с донецким поэтом, режиссером и актером Сергеем Шаталовым. У нас уже были раньше импровизированные театрально-музыкальные представления в Керчи. Думаю, какие-то проекты будут продолжаться, почему бы и нет?
–  Как вам кажется, тормозит ли война и экономические проблемы развитие искусства в ДНР?
– Я не так много знаю об искусстве в ДНР. Априори, можно предположить, что развивать искусство трудно в таких тяжелых условиях. Когда говорят пушки, музы и поэты ведь молчат. С другой стороны, мы знаем, что развитию искусства благоприятствуют вызовы. Когда человек живет сытый и довольный спокойной жизнью, лишенный волнения, то чего-то яркого и интересного обычно не создается. Поэтому препятствия способствуют искусству.
«Меня не радует происходящее на Украине»
–  Вы не въездной человек на Украину. Жалеете об этом?
– В 2014 году я посетил Крым, выступал с театром на Таганке. Там я дал интервью местной газете, и буквально сразу же обнаружил себя на сайте «Миротворец». Конечно, я на Украине много выступал до известных событий. В последний раз был там в 2013 году в разных городах. Выступал на «Боспорском форуме», там была встреча писателей России и Украины, где уже тогда были конфликты и сложные разговоры с украинскими писателями. До войны часто выступал в Одессе, Днепропетровске, Киеве, Харькове, Львове. Это был очень приличный сегмент, который рухнул для меня. Грустно конечно, но с другой стороны, в нынешних условиях выступать на Украине не всегда безопасно. Российскому музыканту сейчас находиться там опасно, мне кажется, там нет порядка. На Украине существует масса праворадикальных элементов, которые могут вытворить все, что угодно. Не могу утверждать об этом на 100%, но у меня есть друзья среди украинских музыкантов, с которыми я общаюсь, и их рассказы, о том, что там происходит, не радуют меня. Понятно, что человек может привыкнуть ко всему, и к плохому тоже, но подвергать себя риску не хотелось бы.
О грядущих проектах
– Недавно вышел альбом группы Рада и Терновник с вашим участием. Какие-то еще
проекты готовятся к выходу?
– Я очень часто принимаю участие в проектах с различными музыкантами разной степени популярности. Недавно записывался с группой 2517, с Хаски, а также с рэпером Ричем, с которым мы будем выступать, скорее всего, на разных площадках. Также в планах есть масса записей и выступлений с молодыми, пока не очень популярными, группами. Как минимум, раз в месяц я участвую в записи.

О Егоре Летове: «Разве что в Японии я не видел его фанатов»
– Расскажите о ситуации вокруг создания музея Егора Летова в его квартире в Омске. В одном интервью вы говорили, что его вдова Наталья Чумакова категорически против этой идеи. Почему?
– Мне трудно говорить, почему она против этой идеи. Непосредственно с ней я не разговаривал уже года два. Все переговоры по поводу музея ведет Сергей Попков – директор фонда Егора Летова «Сияние». Я выдал ему карт-бланш на создание музея, подписал документ о передаче ему в бессрочное пользование квартиру в Омске, в которой жил и творил Егор Летов. Местная администрация отнеслась к этому с пониманием, они готовы сделать отдельный вход, чтобы не тревожить жильцов дома. Я повел собрание с жильцами дома в январе 2020 года, активисты собрали подписи со всех о том, что они не возражают о передаче этой квартиры их жилого фонда в нежилой. Я убедил жильцов в том, что там не будет ни пивной, ни трактира, ни магазина, чтобы все были спокойны. Если там что-то будет – то только музей квартиры Егора Летова. Этим всем должен будет заниматься фонд «Сияние». Все городские чиновники относятся к этой идее позитивно, они согласны с тем, что это нужное дело. Егор Летов представляет славу города Омска, и сюда должны идти туристические маршруты.
Кстати, недавно ко мне обратился омский музей Достоевского. Они хотят выпустить путеводитель для мобильных устройств по местам Егора Летова в Омске. Они хотят, чтобы я озвучивал этот путеводитель. Я подсказал еще несколько идей, где родился Егор, где прошел первый год его жизни, этого дома уже нет, но я знаю, где он находился. Так что, скоро мне придется поехать в Омск, чтобы принять участие в данной работе. Выпуск этого музейного путеводителя запланирован примерно на третий или четвертый квартал 2021 года.
– Повлияла ли некоторая изолированность Омска тех времен с его военными заводами на становление вашего брата?
– Конечно, в культурном плане Омск отставал от тех же Свердловска с Новосибирском. Но я думаю, что дело не в изолированности. Он ведь в Омске никогда не выступал. Не потому, что ненавидел его, а потому что старался уберечь себя от потока фанатов. Брат жил на первом этаже хрущевки и хотел уберечь свою частную жизнь, чтобы люди не стучали палками в окна.
– А разве не стучали?
– Этого было очень мало. Конечно, какие-то люди узнавали его место жительства и добирались, но если бы Егор выступал в Омске – жизнь у него была бы намного сложнее. А так, брат жил достаточно уединенно и не хотел, чтобы его отвлекали от творчества.
– Сегодня, наверняка на концерт придет много поклонников Егора Летова. И они придут в большей степени из-за фамилии. Согласны ли вы с тем, что часть его популярности перешла к вам?
– Конечно, некоторые люди хотят увидеть брата Егора Летова. Я очень много гастролирую, и каждый из концертов, по крайней мере, один-два человека приходят в майках «Гражданской обороны». Причем, такое бывает как в России, так и заграницей – в Израиле, Германии, Испании. По большей части, это наши эмигранты. Разве что, в Японии я такого еще не встречал.  Особенно забавно видеть этих людей на озвучивании немых фильмов или на фестивалях научной фантастики, например. Понятное дело, их мало интересуют данные выступления, они приходят получить автограф или сфотографироваться с братом Егора.
Об увлечениях
– Какую музыку вы слушаете в последнее время?
– Музыки я слушаю мало. У меня много духовых инструментов и поэтому мне нужно очень много заниматься. В качестве занятий я преимущественно использую музыку барокко. Играю целыми днями, если, предположим, близится выступление на тенор-саксофоне – значит,  несколько дней приходится уделять занятиям на этом инструменте. Точно такой же подход и к другим духовым, поэтому времени слушать музыку, попросту, нет. В месяц у меня бывает порядка 15 выступлений, очень много проектов. Музыки итак в моей жизни очень много, поэтому когда остается пауза – стараюсь заполнить её чем-то другим, посмотреть футбол или баскетбол, погулять на природе.
– Будете болеть за Россию на Евро?
– Меня Евро не так привлекает. Я фанат ЦСКА, также как и мои брат с отцом. Это связано с тем, что папа офицер. По поводу Евро, я как-то не очень верю в то, что наша сборная покажет хорошие результаты. Хотя, на Чемпионате мира выступили неплохо.