Поездка на Донбасс. Июль 2017

Сегодня вернулся из поездки на Донбасс. Ездили вдвоем с товарищем на его машине. В течение трех суток мы побывали в Снежном, два дня провели в Донецке, съездили на Саур-Могилу, потом были в Стаханове и Луганске.

Маршрут был такой: Мариновка (въезд в ДНР) – Снежное – Донецк – Саур-Могила – Донецк – Харцызск – Нижняя Крынка – Енакиево – Углегорск – Дебальцево (таможня между ДНР и ЛНР) – Чернухино – Артемовск – Алчевск – Стаханов – Алчевск – Луганск – Краснодон – Свердловск – Червонопартизанск (выезд из ЛНР в РФ).

Сказать, что от поездки остались самые лучшие впечатления, значит ничего не сказать. Уезжать не хотелось, надеюсь приехать еще. Ниже мои личные впечатления, не более.

Живописная Республика в расцвете

Природа. Неожиданно Донбасс оказался очень красивым регионом. Пейзажи завораживают сочетанием несочетаемого: пасторальной сельской картинки и индустриальных объектов. Характерная картина: холмистый пейзаж, бесконечные поля золотой пшеницы (или ржи) и прямо посреди них возвышается террикон (они очень красивые, особенно покрытые лесом) или шахта. Смотрится это очень органично, дополняя друг друга.

Общая атмосфера. По крайней мере у меня сложилось впечатление о Донбассе как о ярком, харизматичном и национально русском регионе. Противостояние с украинцами, покушающимися именно на национальную идентичность, обострило ее переживание местными жителями. На Донбассе много типично южнорусских черт как в Ростовской области, на Кубани и т.п. Но много и различий, южная расслабленность не доминирует.

Военная и гуманитарная обстановка в ДНР

Текущая политическая ситуация. Все всё понимают, внешне идет абсолютно мирная жизнь. В эти дни обстрелов, которые можно было слышать в центре Донецка, не было. То, что в 5-7 км проходит линия фронта в городе не ощущается. Набережная Кальмиуса и бульвары (Пушкинский и др.) вечером забиты гуляющими, много студенческой молодежи. В ресторанах и кафе тоже не пусто. Но незримо дамоклов меч украинских обстрелов висит над каждым.

Любой разговор через несколько минут сворачивает на ненормальность современного положения ДЛНР, трагедии 2014-2015 гг. Последние крупные обстрелы жилых кварталов, расположенных близко от центра (Киевский район), насколько я понял, были весной 2017 г. Но в населенных пунктах/районах, расположенных у линии соприкосновения люди гибнут постоянно. То, что Кремль обманул – это общее настроение.

Но вывод из этого делается следующий: нужно любой ценой развивать свою государственность, свою региональную идентичность, особость. По крайней мере, те люди, с которыми я общался в Донецке, свою Республику рассматривают как серьезный (если не единственный) шанс выжить, т.к. о возвращении на Украину нет и речи, а Россия — обманула. При этом социально активные жители региона сублимируют свои переживания в гражданскую активность и донецкий патриотизм. Естественно – это не единственная позиция.

Настроение других можно охарактеризовать так: «Зачем все это нужно было, все эти жертвы и разрушения, если в итоге – непонятно что». Они считают, что нужно было жить по старому, т.к. перемены ничего хорошего не принесли. Соответственно, ДНРовская государственность воспринимается ими со скепсисом. Особенно это относится к людям, у которых близкие родственники остались на Украине, или были там важные деловые связи (при этом они не отрицают преступления, совершенные ВСУ).

Несмотря на позицию Москвы, нам лично претензий не высказывали и озлобленности в отношении русских, России я не заметил. Наоборот, встречали очень тепло, внимание пусть даже частных лиц из большой России для дончан очень важно.

Вооруженные силы ДНР

Армия. С оружием в городах и на блок-постах – только часовые/караульные. Остальные военные, — которых на улицах много, — без оружия. Солдат активно подвозят на дорогах, отношение к армии лояльное. В ДНР военные выглядят подтянуто, идет учеба (видели как на полигонах тренируются экипажи БМП). В городе тут и там разбросаны различные подразделения, зайдешь во двор, а там бронетехника стоит и какое-то расположение. ЛНРовские военнослужащие на блок-постах похожи на ополченцев 2014 г., но в Луганске имеют регулярный вид.

Работа и  зарплаты в ДНР

Родственница моего товарища работает в центре занятости одного из небольших городов ДНР. Зарплата, которую они предлагают соискателям, – 6-7 тыс. руб. На социальных работах, которые организуются властями для безработных (благоустройство придомовых территорий, пилка деревьев, уборка мусора, стрижка травы и т.п.), – 3 тыс. руб. В госструктурах (налоговая, армия) – 15-20 тыс. В университете доктор наук, профессор получает 20 тыс. Видимо часть населения спасают подсобные хозяйства, других – заработки в России, помощь родственников. В магазинах все есть, ассортимент получше многих московских супермаркетов.

Отпечаток войны, дороги в ДНР

Инфраструктура, разрушения. Сейчас в центре Донецка, если специально не присматриваться, следов войны особо не увидишь. Серьезно разрушенные здания завешены баннерами, локальные разрушения (пробоины в стенах от снарядов и т.п.) все заделаны. Власти бесплатно вставили во все поврежденные дома новые стеклопакеты (это по всем населенным пунктам ДНР и ЛНР). Крупные следы осколков и пуль заштукатурены. Но если приглядеться, то следов обстрелов полно: в самом центре Донецка можно увидеть след разрыва мины (недалеко от оперного театра) и изрешеченный осколками фасад соседнего дома. В Шахтерске, Снежном – следы войны виднее, разрушенные дома не восстановлены. В селах расстреляны все указатели с названиями населенных пунктов, по дороге на Саур-Могилу в селе Петровском, например, заброшено/разрушено около 40% домов. В зоне Дебальцевской дуги разрушений больше. В Углегорске разрушенные здания так и стоят, но относительно целые – начерно отремонтированы.

В городах идет постоянное благоустройство, метут, красят, чинят. Как известно коммунальщики работали и при обстрелах. Активность и сейчас не снижается. Везде чисто, все вылизано, но за исключением центра Донецка, — бедно.

Главные трассы внутри республик отремонтированы и находятся в хорошем состоянии, в частности, шоссе от Донецка к границе через Макеевку-Храцызск-Шахтерск. Это же касается трассы из Луганска на Изварино. Но между ДНР и ЛНР, а также внутри небольших городов (в Снежном, например) дороги раздолбаны полностью.

Культурная жизнь республиканцев

Дончане демонстрируют большую гражданскую активность. Есть прослойка гражданских активистов, в том числе интеллигенции, которые боролись за идею Новороссии еще с 1990-2000-х гг. и продолжают сейчас. Это вполне реальные люди, в том числе выпускники местного университета.

В научных и культурных учреждениях была большая прослойка свидомых и украинских лоялистов. Большинство из них уехали на Украину (например, половина преподавателей истфака ДНУ и часть сотрудников Краеведческого музея), откуда клеймят коллег — «сепаратистов» и распространяют про них различные небылицы. Например, бывшие сотрудники Краеведческого музея, уехавшие на Украину, заявили, что «сепаратисты» сами взорвали музей, чтобы украсть «коллекцию скифского золота». На самом деле в музее никакого золота не было, а его здание целенаправленно расстреливала украинская артиллерия (это центр Донецка, рядом с «Шахтер-ареной»).

В итоге было разрушено несколько залов, часть коллекций пострадала. Но сейчас почти все восстановлено. Завалы разгребали волонтеры, как шутят сотрудники, прошли вторичные раскопки археологической коллекции (ее завалило обломками после попаданий). В Луганске украинцы также расстреляли местный музей и он также восстановлен.

ЛНР и ДНР. В чём разница?

Луганщина по сравнению с ДНР – сонное царство. Даже визуально – это более сельский регион, при этом распаханных и засеянных площадей на вид меньше. В ЛНР значительно меньше агитации, символики и республиканской атрибутики (Донецк завешан ею густо, в каждой витрине обязательный флаг ДНР). Явно значительно ниже общественная активность, больше следов постсоветской деградации. При этом Луганск как город на порядок интересней Донецка, в котором практически нет дореволюционной застройки и исторического центра в традиционном понимании. В Луганске наоборот красивый дореволюционный центр, со зданиями конца 19 – нач. 20 вв. Ужасы, которые нам рассказывали про границу между республиками, не оправдались. Досмотра по факту нет, осматривают только фургоны и грузовики. Местные легковушки пропускают взмахом руки. Машины с российскими номерами требуют оформления декларации на ввоз транспортного средства. На блокпостах спокойно.

Люди — замечательные. Искренние, активные, доброжелательные, без свойственного РФ двоемыслия и закрытости. Я лично чувствовал себя там свободней, чем здесь.

Возращение к истокам

Российская Федерация продемонстрировала нам по возвращении свой звериный оскал. На КПП злобная пергидрольная блондинка, а-ля прапорщик КГБ из фильма «Государственная граница», недоброжелательно спросила о цели поездки в ЛДНР (двое мужчин призывного возраста возвращаются). На ответ моего товарища, что он ездил по личным делам, она заявила: «Что за личные дела? Убивать, что ли ездил?». Отсюда можно сделать вывод, что начальство ориентирует эрефовских пограничников, что добровольцы, которые ездят на Донбасс – это опасные экстремисты, которых надо всячески выявлять. И вообще, любой человек, который не по бытовым причинам туда ездит – уже подозрителен».

Добавить комментарий