Форпост дикой природы в XXI веке

Республиканский ландшафтно-рекреационный парк “Донецкий Кряж” — уголок восстановившейся практически до первозданного состояния степи среди распаханных человеком полей, в регионе, где буквально каждый клочок земли давным-давно “оцивилизован” человеком, подчинен его нуждам и потребностям.

О “Донецком кряже” наша газета, да и многие другие СМИ писали и показывали неоднократно и это не случайно. Ведь место это по-настоящему уникальное. Причем пишу не ради красного словца, мол, красотища вокруг, бизоны бегают, как у себя дома в Америке, с оленями да дикими кабанами можно встретиться. Да и пусть бегают, подумает кто-то, что за невидаль такая — лес да и лес, степь как степь. И будет в корне не прав. Помимо красоты природы, богатого растительного и животного мира, “Донецкий кряж” буквально пропитан исторической памятью. Кочевали на этих землях скифы и половцы, насыпали курганы, устанавливали каменные бабы-истуканы, в годы Великой Отечественной войны территорию будущего парка щедро усеяли снарядами и минами, тысячи бойцов навечно остались на склонах этих живописных высот, в ложбинах и оврагах, но обо всем по порядку…

В этом году «Донецкий кряж» отпраздновал свое 20-летие со дня основания. Как и прежде, его сотрудники работают для того, чтобы сохранить и приумножить то, что осталось от дикой природы в нашем промышленном регионе. Если изначально парк имел площадь около 1,5 тысячи гектар, то на сегодняшний день она составляет 7,5 тысяч гектар в Шахтерском и Амвросиевском районах и, как говорят его сотрудники, это не предел. Дело в том, что на ряде участков, прилегающих к парку, но не относящихся к нему, обнаружены редкие виды животных и растений, которые необходимо охранять, а сделать это будет возможным только при расширении РЛП. Одних только растений на территории парка более 800 видов, 33 из которых краснокнижные. В парке можно встретить: шафран сетчатый, тюльпан Шренка, гиацинтик Палласа, пион тонколистый, рябчик русский, шпажник тонкий, хохлатку Маршалла, карагану скифскую, василек Талиева и др.

Помимо растений здесь живут 255 видов позвоночных животных, 35 из которых занесены в Красную Книгу, и международные охраняемые списки. В парке встречаются лоси, кабаны, косули, заяц-русак, лисица, волк и разные виды птиц.

Огромный интерес для науки представляют лишайники, которые здесь живут и, как оказалось, совсем неплохо себя чувствуют. Это, по словам специалистов, свидетельствует о чистоте воздуха. В “домайдановские” времена с целью изучения этого удивительного симбиоза грибов и микроскопических зеленых водорослей или цианобактерий в “Донецкий кряж” приезжали ученые-биологи из ведущих научных институтов тогдашней Украины. Не забывают о ландшафтно-рекреационном парке ученые и сейчас. Частыми гостями здесь являются специалисты Донецкого ботанического сада, кафедры биологии Донецкого Национального университета и другие.

Ландшафт “Донецкого кряжа” — степь, которая чередуется массивами искусственных насаждений и байрачных лесов. Такая форма обусловлена более прохладным и влажным, чем в степи, климатом. 56,1% территории — это разнотравно-тыпчаково-ковыльные степи, 43,9% — байрачные, пойменные и реликтовые леса.

В РЛП “Донецкий кряж» трудятся 29 человек, 16 из которых — инспекторы отдела охраны природно-заповедного фонда. Они несут службу непосредственно на территории парка, охраняя ее от незваных гостей, браконьеров и прочих губителей природы.

Решение побывать в Республиканском ландшафтно-рекреационном парке пришло спонтанно. Благо, люди там работают интересные и отзывчивые – без преувеличения настоящие фанаты своего дела. Договорились о дате, и вот уже автомобиль несет нас по трассе все дальше и дальше от города, туда “… где сосны рвутся в небо, где быль живет и небыль…”. Несколько поворотов, десяток-другой спусков и подъемов, позади села Терновое и Петровское, и вот мы недалеко от Саур-Могилы поворачиваем на грунтовую дорогу, которая ведет в глубь владений матушки природы, находящихся под бдительной охраной ландшафтного парка.

Заговорили об охране, а вот и она. Проезжая мимо, остановились поздороваться с инспектором охраны, а заодно и немного побеседовать. Как ни крути, а эта работа, на мой дилетантский взгляд, все-таки опасная – желающих развести костер, вскинуть ружье на пробегающего зверя, покусится на краснокнижное растение предостаточно. Да и не каждый, скорее всего, выдержит дежурство под палящим солнцем в летнюю жару или зимний холод и снегопады.

Инспектор охраны Валерий Шиманаев рассказал, что до работы в “Донецком кряже” увлекался охотой, теперь же стал на сторону защитников природы. В его ведении обширные просторы, за которыми нужен глаз да глаз. Лето — пора довольно пожароопасная, огонь несет не  только гибель животных и растений, но и нарушает экосистему для восстановления которой понадобится не один год. Поэтому Валерий старается пресекать любые попытки разведения костров в необорудованных для этого местах. С «гостями» парка, в первую очередь, проводит профилактическую беседу, объясняя, что человек находится в специальной природоохранной территории, где действуют особые правила и запреты. В конце концов, люди здесь лишь в гостях у природы и должны вести себя соответствующим образом.

Пожелав инспектору хорошего дня, отправляемся дальше. По извилистой, местами размытой дождями, дороге передвигаемся от одной балки к другой. Из Ольховой въезжаем в Большую Ольховую и т.д. Как рассказывают сотрудники парка, эти названия значатся еще на картах 1896 года, когда эти территории входили в Таганрогский уезд. Благодаря курьезным, но вполне жизненным ситуациям, связанным с сотрудниками парка, некоторые места обретают и новые прозвища – «Денисова лежка», например.

Едем дальше. Честно признаться, никогда не видел Саур-Могилу с другой стороны. Зрелище непередаваемой красоты. Крутой подъем, поросший деревьями и кустарниками. Тут же на ум пришла мысль о том, как же тяжело было нашим воинам летом 1943-го, когда советские войска наступали на хорошо укрепленную высоту. Вырытые нацистами в горе катакомбы надежно защищали от артиллерии и авиации, склоны кургана превращены гитлеровцами в многоярусные огневые позиции с многочисленными бронеколпаками, дзотами и блиндажами в несколько накатов и на все это нужно наступать. Просто подниматься в гору не легко, а представить, что все это происходит под ливнем огня противника, а бойцы несут на себе не просто легенькие туристические рюкзачки, а оружие и боеприпасы, в очередной раз чувствуешь гордость, грусть и неимоверную благодарность нашим великим предкам за их бессмертный подвиг, отстоявший наше право на жизнь.

Дальше Сауровские пруды – место, где официально можно отдыхать, но по договоренности с представителями ландшафтного парка. Все-таки туризм должен быть организованным. И дело здесь не только в том, что в сопровождении сотрудников парка будет интереснее и познавательнее, чем самим по себе (Оксана Володченко, заведующая сектором рекреации и экологического просвещения, и Геннадий Легезин, главный специалист сектора по территории парка — как по мне, обладают ну просто энциклопедическими знаниями, — ред.), немаловажным вопросом является безопасность. Хотя территорию парка и проверяли саперы, дать стопроцентную гарантию, что сойдя с намеченной сотрудниками РЛП тропы, вы не найдете смертоносный отголосок Великой Отечественной или боев за Саур-Могилу лета-2014 вам никто не может.

В том, чтобы насладиться природой и отдохнуть, но при этом быть в парке на законных основаниях, нет ничего сложного. Достаточно подать заявку или связаться с сотрудниками РЛП в социальных сетях для того, чтобы вам разъяснили, как это сделать. Для чего заявка? Элементарно, чтобы не случилось накладки, когда на месте, куда вы хотите поехать уже будет с экскурсией группа школьников или других таких же отдыхающих.

Разобравшись с организационными вопросами, переходим к самим прудам. Когда-то на месте сауровских прудов добывали песок и глину. После того, как промышленная разработка полезных ископаемых была остановлена, родники заполнили карьеры и вуаля — появилась чудесная зона для рекреации – абсолютна разная, но одинаково замечательная.

Туристам следует быть готовым к тому, что придется ходить. Дело в том, что подъехать непосредственно к прудам нельзя, да и незачем. Пройтись по песчаному ковру, вдохнуть благоухающий аромат сосен, высаженных учениками Шахтерской гимназии, послушать пение птиц и стрекотание всяких букашек — это ли не отдых?

Отойдя немного от первого пруда, попадаем в лесное царство. Тут же ощущается контраст температур. Под покровом зеленых исполинов намного прохладнее и свежее. Сразу меняются и звуки. На смену жужжанию насекомых и шуму ветра приходит шуршание листвы и пение птиц. Пройдя немного вглубь, видны стоянки для туристов с лавками и столами. Здесь же место для костра. Благодать. Жаль только, что некоторые из «отдыхающих», в кавычках, потому что нормальными отдыхающими таких людей не назовешь, вместо того, чтобы отдохнув, убрать за собой, начинают «гадить». Неизвестно, что движет людьми, которые крушат и ломают то, что буквально минуту назад служило им же местом отдыха. Об этом, кстати, наша газета тоже как-то писала. Но не будем о грустном, надеемся, что больше подобных эксцессов не повторится.

Пройдя по лесной тропинке, попадаем к еще одному водоему. Здесь удобного пляжа нет, но наверняка ловятся отменные караси. Правда, любителям порыбачить нужно быть готовыми к тому, что под водой помимо рыбы скрывается множество коряг и затопленных деревьев. Но благо, вода прозрачная, и в ней отчетливо видны поросшие тиной остатки деревьев.

Насладившись природой, начинаем собираться в обратный путь. Немного уставшие, но вдоволь находившиеся, надышавшиеся пьянящими ароматами степных трав, мы отправились обратно в мир многоэтажных домов, асфальта, автомобилей и, конечно, компьютеров с интернетом. Берегите природу, познавайте родной край и будьте счастливы!

Денис СИДОРЕНКО